Дело было в Ивантеевке. Часть 1: Протокол о путешествии во времени

Это может случиться с каждым?

· Пенсионерка в заложниках в отделе полиции

· «Задокументированные» паранормальные способности – доказательства по уголовному делу

· Потерпевший и дознаватель в одном лице

· Пытки в ходе судебного заседания

· Фальсификация доказательств и протоколов судебных заседаний

И прочие «прелести» правосудия с копиями документов, видео- и аудиозаписями

Часть 1: Протокол о путешествии во времени

См. также:

Часть 2: Дело века

Часть 3: Пытки в суде?

Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

Часть 5: О преступности и борьбе с ней

Большинство людей считает, что проблемы с правоохранительными органами бывают только у преступников и хулиганов. Ну, иногда, у сограждан, «перешедших дорогу» кому-нибудь из власть имущих. Но в целом, правоохранительная система занимается борьбой с преступностью и стоит на страже закона. В отношении же «везунчиков» которыми заинтересовались «органы», часто можно услышать от разных людей (которые, конечно, уверены, что их такое никогда не коснётся) расхожую фразу: «Нет дыма без огня». Ну что же, столкнувшись с некоторыми реалиями этой системы, считаю необходимым опубликовать свою историю. Думаю, в век интернета, подобные вещи скрываться не должны, и народ должен знать своих «героев». Рассказ сопровождается достаточно большим числом приложений: копиями документов, видео- и аудиозаписями. К сожалению, не все из них хорошего качества. Заранее приношу за это свои извинения тем, кто возьмётся всё это читать, смотреть и слушать.

Предыстория 

Несколько лет назад я купил квартиру в г. Ивантеевка (20 км от МКАД, Ярославское направление). Через некоторое время выяснилось, что значительная часть жильцов дома – действующие или бывшие сотрудники правоохранительных органов. Поначалу я не придавал этому особого значения. Смущало только, что во время небольших конфликтов (которые случались, когда я делал ремонт), кое-кто из них многообещающе говорил: «Тебе же здесь ещё жить». Я относился к этим предупреждениям легкомысленно, в связи с чем не всегда шёл навстречу пожеланиям соседей (на мой взгляд, не совсем адекватным). 

Попытка №1: Собаки

Вы по-хорошему решать вопрос не хотите, хотите по закону?

Но вот однажды раздался тревожный звоночек, который должен был меня насторожить. 3-го декабря 2015 г. мне на мобильный позвонил с незнакомого номера какой-то мужчина, представившийся участковым из Ивантеевки, Матцем Станиславом Рихардовичем. Он спросил, есть ли у меня собака. Я ответил, что у меня бывают временами даже две собаки. Он заявил, что хотел бы прийти ко мне домой, посмотреть, как я их содержу. Кроме того, я должен их у него зарегистрировать (!). Я выразил удивление, с каких это пор регистрировать собак вдруг стало необходимо у участкового. Он ответил, что сейчас существует такой порядок. И ещё спросил: «Неужели Вы не знали?». Я ответил, что не знал, и сообщил «участковому», что обе собаки, которые бывают у меня дома в Ивантеевке,  не мои: одна принадлежит маме, другая – моей знакомой. Должен ли я приводить к нему на «регистрацию» всех своих родственников и знакомых, которые навещают меня вместе с собаками? «Участковый» замешкался и сказал, что, пожалуй, всех не надо. Затем он сообщил, что это не все вопросы, которые ко мне имеются. На выраженную мною готовность прямо сейчас ответить и на них, он сказал, что по телефону их озвучить не может и хочет меня посетить в ближайшее время, когда я буду дома. К предложению вызвать меня повесткой в отдел полиции, как положено по закону, он отнёсся почему-то негативно, и задал удивительный для сотрудника полиции вопрос, который звучал примерно так: «То есть Вы по-хорошему решать вопрос не хотите, хотите по закону?» Я ответил, что вообще все проблемы предпочитаю решать по закону, после чего, уточнив, нет ли ко мне больше вопросов, отключился.

Не придал я значения этому странному звонку, предположив, что какой-нибудь ненормальный развлекается. А зря.

Попытка №2: Засада

Упоминание закона «О полиции» вызвало у участкового приступ гнева

4-го февраля 2016 г. ко мне в гости в Ивантеевку приехала мама. Вечером в квартире погас свет. Предположив, что кто-то из «добрых» соседей балуется с рубильником на лестничной площадке (электрощиток находится напротив лифта), я туда и направился. И тут с лестницы из-за лифта ко мне бросились три человека. Первый – в гражданской чёрной куртке без головного убора, двое других – в полицейской форме в зимних головных уборах. Тот, который в чёрной куртке, толкнул меня руками в грудь и заявил: «Я участковый, мне надо с тобой поговорить». До этого я имел несколько иное представление о стандартах поведения сотрудника полиции, наивно полагая, что в подобных случаях он обязан представиться (назвав, в том числе, звание и фамилию) и предъявить удостоверение. А нападение из засады с группой поддержки в лице двух человек в форме, вообще немало удивило. Мгновенно в памяти всплыли истории про пытки в отделах полиции, о которых иногда писали в прессе (в частности, о нашумевшем случае в Казанском ОП «Дальний»). И я, оттолкнув типа в чёрной куртке, рванул обратно в квартиру и запер за собой дверь. И тут обнаружилось страшное: пока я был на лестничной площадке, в тёмный тамбур (у нас тамбур на две квартиры, закрываемый отдельной дверью) вышла моя мама, и теперь осталась за дверью квартиры в компании этой странной троицы. Человек в чёрной куртке начал ломиться в дверь и требовать его впустить. Я напомнил ему требования ст. 15, п.2. Закона «О полиции» о недопустимости проникновения в жилище гражданина без его согласия, кроме случаев, предусмотренных другим пунктом той же статьи. Почему-то упоминание закона «О полиции» вызвало у него приступ гнева. Ведя переговоры через дверь, одновременно я позвонил в Ивантеевский отдел полиции, чтобы уточнить, их коллеги находятся на лестничной площадке вместе с мамой или бандиты. В отделе подтвердили, что за дверью участковый. Это немного утешило. В том смысле, что стала вырисовываться стратегия поведения. Выходить нельзя, иначе заберут обоих, и тогда в каких страшных преступлениях я и мама признаемся к утру, одному Богу известно. А пока нас разделяет дверь, я имею возможность вызвать помощь. Участковый Матц (а это был именно он) кричал, что сейчас приедет МЧС и будут ломать дверь. Причин столь настойчивого желания попасть в мою квартиру он не раскрывал. Я ответил, что звоню в УСБ (Управление собственной безопасности). Упоминание УСБ огорчило участкового, по всей видимости, даже больше, чем призыв соблюдать закон «О полиции». Он заявил, что забирает мою маму в отдел полиции, и будет держать в качестве заложницы, пока я сам туда не явлюсь. Всё это напоминало кошмарный сон и не верилось, что происходит в цивилизованной стране в XXI веке. Затем Матц предпринял последнюю попытку выманить меня, предложив открыть дверь и выдать маме зимнюю одежду, чтобы везти её в отдел не в одном домашнем халате и тапках. Мне до конца не верилось, что он возьмёт её, 62-летнюю пенсионерку в заложники: подобный беспредел трудно представить себе было даже в «проклятые девяностые», а сейчас, да ещё рядом с Москвой… Разумеется, я предложил сбросить одежду с балкона. Как и следовало ожидать, такой вариант участкового не устроил: не для того он просил дверь открыть. И Матц, в сопровождении двух сотрудников в форме, действительно забрал «заложницу» в Ивантеевский отдел полиции. Как потом рассказывала мама, он ещё и наручники надеть хотел, но её призыв к совести удержал его от столь решительного шага. Представляю: три здоровых мужика, двое из которых в форме, ведут в наручниках среди сугробов пожилую женщину,  одетую в домашний халат и тапочки. По пути в отдел Матц угрожал ей уголовной ответственностью и 5-летним сроком заключения (не объясняя, за что).

Как и было обещано, я незамедлительно позвонил в УСБ МВД по Московской области, а также знакомому адвокату. Дежурный сотрудник УСБ пообещал разобраться в данной ситуации, а адвокат – приехать в Ивантеевский отдел полиции для вызволения из плена моей мамы.

А в это время кто-то снова начал ломиться в дверь и нецензурно орать. В глазок я разглядел двух крупных мужиков (в гражданской одежде), в одном из которых признал соседа по лестничной клетке (тоже сотрудника правоохранительных органов). Поначалу я был уверен, что операция по выносу моей двери осуществляется под руководством участкового Матца. Однако впоследствии выяснилось, что я ошибался: он действительно в это время конвоировал к отделу полиции «опасную преступницу». В общем, ночь была длинной, и все подробности, пожалуй, опущу. Скажу только, что мама провела в Ивантеевском ОП около 3-х часов в халате и тапках. Всё это время ей не давали ни позвонить, ни попить воды (хотя она просила). Спасение пришло в лице адвоката, который явился в отдел после 22:00. Затем он, мама, начальник отдела полиции Лазарев А.П. и участковый Матц прибыли к дверям моей квартиры. К тому времени выяснилось, что типы, пытавшиеся взломать дверь, испортили замок, в связи с чем его теперь невозможно было отпереть ни с какой стороны (ни снаружи, ни изнутри). Поэтому по моему вызову приехала ещё и группа сотрудников МЧС – вскрывать дверь (сбылась мечта участкового Матца).

Стоит признать, дверь вынесла испытания с честью, и кроме нецензурной надписи и сломанного замка (его залили какой-то дрянью) других внешних повреждений заметно не было. Зато в тамбуре были порваны все провода, ведущие в мою квартиру. 

Что интересно, два мужика, ломавших дверь, никуда не делись. Они мне угрожали физической расправой в присутствии сотрудников полиции (начальника отдела и участкового), иногда отходили с участковым в сторону и о чём-то шушукались. Один из них заявил, что с квартирой мне придётся расстаться. На всякий случай я снял этих граждан на ВИДЕО с помощью мобильного телефона, получив за это, разумеется, очередную порцию угроз.

Слова «Зачем Вы нарываетесь, зачем Вы это делаете?», которые слышны на видеозаписи, принадлежат начальнику отдела полиции Лазареву А.П. Была озвучена интересная причина всей этой битвы: якобы я поцарапал чьи-то машины во дворе. Но, думается, спецоперацию с засадой и участием троих сотрудников полиции, да ещё со взятием в заложники матери «преступника», как-то трудно объяснить такой ерундой. Если следовать этой логике, то на задержание мелких воришек (как-никак уголовное преступление) должен выезжать цельный взвод полицейских при оружии, а для задержания угонщика автомобилей – рота спецназа. Но сходу другого объяснения столь шумной спецоперации, видимо, не придумали. И про собак уже никто не вспоминал что-то. Мне же оставалось только догадываться об истинных причинах этого представления.

По моему настоянию участковый на месте составил протокол с указанием повреждений двери и прочих признаков разгрома в тамбуре. На следующий день я пришёл к участковому Матцу в Ивантеевский отдел полиции и подал заявление по поводу попытки проникновения в моё жилище группы лиц, одного из которых я указал (он был мне на тот момент известен – Половнев С.В.) и причинения ими ущерба моему имуществу. Разумеется, через три недели я получил отказ в возбуждении уголовного дела.

Паранормальные способности

Я поинтересовался, верит ли он в мою способность перемещаться в будущее

17 февраля 2016 г. я посетил Ивантеевский отдел полиции по «приглашению» участкового Матца. Он предъявил мне два протокола об административном правонарушении. В каждом из них было указано, что я поцарапал какую-то машину. В подтверждение Матц продемонстрировал мне две видеозаписи с камер наблюдения, установленных на нашем доме, на которых видно, как я просто прохожу мимо припаркованных на газоне машин. При этом повреждений на них не заметно ни до, ни после этого действия. На мой вопрос, а где же, собственно, событие преступления, Матц заявил, что именно в этот день машины были поцарапаны, поэтому он считает, что это сделал я. Даты совершения «преступлений», указанные в протоколах, удивили ещё сильнее: согласно содержащейся в них информации, одно из них я совершил 16-го января 2016 г., а второе – 28-го февраля 2016 г. Напомнив участковому, что сегодня только 17 февраля 2016 г., я поинтересовался, верит ли он в мою способность перемещаться в будущее с целью совершения правонарушений, или сам обладает пророческим даром?

Протокол участкового Матца С.Р. о путешествии во времени
Протокол участкового Матца С.Р. о путешествии во времени

Матца это несоответствие дат не смутило, и он потребовал подписать оба протокола именно в таком виде. Я написал возражения на обоих протоколах и подписал их. Мне казалось, что явно фальшивая бумажка, в которой дата совершения правонарушения на 11 дней позже даты её составления, никаким доказательством в принципе быть не может. Как показали дальнейшие события, в ивантеевском зазеркалье такие чудеса случаются.

Кстати, и на 16.01.2016 г. у меня было неоспоримое алиби: время правонарушения, указанное в протоколе – 6:30. В этот день я возвращался из Курска (командировка) на поезде. И поезд прибыл на Курский вокзал как раз ровно в 6:30. В 6:44 в кассе Ярославского вокзала я купил билет на пригородную электричку до станции Ивантеевка-2 (копии указанных билетов у меня остались, благодаря тому, что я сканирую все отчётные документы по командировке прежде чем направить оригиналы почтой в Центральный офис нашей компании, расположенный в Ростовской области). Электричка идёт около часа. Таким образом, даже теоретически на месте совершения «правонарушения» я мог оказаться не менее, чем через 1,5 часа после времени, указанного в протоколе. Если, конечно, исключить возможность мгновенной телепортации в Ивантеевку прямо из поезда Курск – Москва. Но после обсуждения моих паранормальных способностей в связи с содержанием предыдущего протокола, я решил воздержаться от нового ненужного спора.

Всё описанное выше оказалось только началом длинной истории. Последующие события добавили массу новых впечатлений и значительно расширили мой кругозор.

Продолжение следует

См. также:

Часть 2: Дело века

Часть 3: Пытки в суде?

Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

Часть 5: О преступности и борьбе с ней

Дело было в Ивантеевке. Часть 5: О преступности и борьбе с ней

См. также:

Часть 1: Протокол о путешествии во времени

Часть 2: Дело века

Часть 3: Пытки в суде?

Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

Кассация в Московском областном суде

Существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона… не установлено

Такой творческий подход ивантеевских правоохранительных органов и судей к трактовке УК и УПК не оставил для нас других вариантов: подаём кассационную жалобу в Мособлсуд. В жалобе были указаны основные несуразности нашего «дела века»:

- отсутствие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, а именно, признака публичности (в т.ч. доказанного сознательного желания унизить честь и достоинство сотрудника полиции Матца С.Р. прилюдно);

- двойная ответственность (вынесение приговора в отсутствие прекращения дела об административном правонарушении) – приговор был вынесен при наличии данных о действующем постановлении по штрафу 500 руб., а «добытые» в апелляции документы имеют явные признаки фальсификации;

- проведение доследственной проверки самим потерпевшим и его участие в производстве по делу в нарушение ч.1 ст.61 УПК РФ;

- неоднократное незаконное продление сроков следствия.

Ну и разумеется, не были обойдены вниманием сроки давности.

Collapse )

Дело было в Ивантеевке. Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

См. также:

Часть 1: Протокол о путешествии во времени

Часть 2: Дело века

Часть 3: Пытки в суде?

Часть 5: О преступности и борьбе с ней

Приключения апелляционной жалобы

Судья Дийская С.А. вернула приложение к дополнительной апелляционной жалобе

29.12.2017 мама направила в Ивантеевский городской суд (через мирового судью Дийскую С.А.) по почте апелляционную жалобу на приговор. 09.01.2018 г. то же самое сделал и адвокат. Получив отказ судьи Дийской по замечаниям, мама направила дополнительную апелляционную жалобу, к которой снова приложила свои замечания на протокол судебного заседания от 18.09.2017 г. Далее произошло невероятное: судья Дийская С.А. вернула приложение к дополнительной апелляционной жалобе (тоже по почте), чего делать не имела права: апелляционная жалоба (со всеми дополнениями и приложениями к ней) должна ею передаваться в вышестоящий суд в неизменном виде!

Но мы сделали «ход конём» и вновь направили дополнительную жалобу, только теперь непосредственно в Ивантеевский городской суд (вместе с приложением).

Кроме того, 29.01.2018 г. на сайте Генеральной прокуратуры РФ было размещено заявление о возможном преступлении со стороны свидетеля Половнева С.В. – даче ложных показаний в ходе следствия, причиной чего, вероятно, и стал его отказ явиться в суд. Аналогичное заявление было подано и в Следственный Комитет РФ.

Сюрприз за сюрпризом

Свидетель Половнев С.В. вернулся из длительной «заграничной командировки»

Collapse )

Дело было в Ивантеевке. Часть 3: Пытки в судебном заседании?

См. также:

Часть 1: Протокол о путешествии во времени

Часть 2: Дело века

Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

Часть 5: О преступности и борьбе с ней

Фальсификация протокола судебного заседания

Замечания на протокол оказались в 2 раза больше самого протокола

Collapse )

Дело было в Ивантеевке. Часть 2: Дело века

См. также:

Часть 1: Протокол о путешествии во времени

Часть 3: Пытки в суде?

Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

Часть 5: О преступности и борьбе с ней

Прокурорский «футбол»

По обстоятельствам, изложенным в жалобе, проводится проверка в Следственном отделе по городу Пушкино

Мама была сильно удивлена гестаповскими методами работы полицейских в такой близости к Москве, и решила не оставлять это без последствий. Ей казалось очевидным, что задержание человека сотрудниками полиции без каких-то законных оснований, а тем более, удержание его в качестве заложника в условиях, подвергающих здоровье опасности, является преступлением. И 9-го февраля 2016 г. она отнесла в Ивантеевскую прокуратуру заявление о преступлении, совершённом участковым Матцем и иными сотрудниками Ивантеевского отдела полиции в отношении неё.

Через некоторое время пришёл ответ из Ивантеевской прокуратуры, датированный 15 февраля 2016 г., о том, что её заявление перенаправлено для проверки кому бы вы думали? Правильно, начальнику Ивантеевского отдела полиции, т.е. соучастнику участкового в совершении преступления.

Не получив ответа по существу своего заявления, мама не успокоилась, и 16.04.2016 г. направила по этому поводу заявление в Генеральную прокуратуру РФ. Из Генеральной прокуратуры пришло письмо о перенаправлении заявления в прокуратуру Московской области, а оттуда, в свою очередь, о перенаправлении в прокуратуру г. Ивантеевка. От Ивантеевской прокуратуры ответа не последовало.

Испытывая уже спортивный интерес, мама направила новое заявление в Генеральную прокуратуру РФ с жалобой на неполучение ответа на два предыдущих заявления. И в середине июля, неожиданно для себя, дождалась ответа от начальника Ивантеевского отдела полиции А.П. Лазарева, датированного 29.06.2016 г. В нём сообщалось, что по обстоятельствам, изложенным в жалобе моей мамы, проводится проверка в следственном отделе по г.Пушкино СУ СК РФ по Московской обл. Мама взбодрилась: вот теперь-то этих «оборотней в погонах» прищучат. Смущало только одно: в ответе начальника Ивантеевского ОП исполнителем был указан всё тот же участковый Матц. Причём, его фамилия красовалась как на лицевой стороне листа, так и на обороте. Все перечисленные обращения и ответы  ЗДЕСЬ.

Дело века

Все силы следственного отдела по г.Пушкино были брошены на расследование «страшного преступления»

И вдруг в конце июля 2016 г. мне на мобильный телефон позвонил человек, представившийся следователем следственного отдела по г. Пушкино Ивановым А.С. Он сообщил, что возбуждено уголовное дело… на мою маму (!). Подумав, что не расслышал, я переспросил: может, по её заявлению на участкового Матца? Иванов ответил, что нет, на мою маму за публичное оскорбление представителя власти – сотрудника полиции Матца. Я прохожу по делу в качестве свидетеля и приглашаюсь в следственный отдел для дачи показаний. Мда, такого поворота не ожидал никто.

Как выяснилось, дело возбудили 07.07.2016 г. по ст. 319 УК РФ. Якобы мама публично оскорбила сотрудника полиции Матца С.Р. на лестничной площадке 04.02.2016 г. 

Я позвонил тому же адвокату, который вызволял новоявленную «преступницу» из «застенков» Ивантеевского отдела полиции. Моё сообщение он поначалу воспринял, как розыгрыш. Но дело действительно возбудили (уголовное дело №108065). Следствие длилось почти год (до июня 2017 г.). За это время сменилось пять следователей, один из которых принимал и сдавал его дважды. В общем, все силы Следственного отдела по г.Пушкино были брошены на расследование «страшного преступления» (надо полагать, прочая преступность в Пушкинском районе Московской области давно побеждена). И работы у следователей было немало: дело не клеилось и упорно пыталось развалиться.

Надо сказать, что моей маме пришлось немало покататься по вызовам сменяющих друг друга следователей: живёт она на юге Москвы, на Каширском шоссе, а следственный отдел, как-никак, в 20-ти километрах от МКАД в северо-западном направлении.

Многочисленные подробности опущу, отмечу только самые выдающиеся моменты. Начать с того, что в деле появился лжесвидетель. Особенность ст. 319 УКК РФ в том, что в качестве «публики» здесь не могут выступать действующие сотрудники правоохранительных органов. Свидетелями оскорбления должно быть не менее двух гражданских лиц. При этом преступник должен иметь доказанное намерение сделать свои оскорбления достоянием общественности, а не просто высказать их как обычный человек другому обычному человеку. А тут не только оскорбления не было, но и с «кворумом» проблемы возникли. Как я указывал, обоих граждан, участвовавших в февральской попытке вторжения, я снял на видео. ФИО одного из них было мне известно (Половнев С.В.). Также я знал, что на тот момент он не является сотрудником правоохранительных органов. Но другой, сосед по лестничной площадке, как раз-таки сотрудником правоохранительных органов являлся (по крайней мере, он сам об этом сообщил во время конфликта 4-го февраля 2016 г.). При этом, помимо его светлого образа, запечатлённого мною на видео, у меня имелся номер мобильного телефона, и даже аудиозапись разговора с ним (он звонил мне на мобильник и требовал выйти из квартиры во время всё того же конфликта). Но вместо него в свидетелях оказался другой гражданин – бывший сотрудник правоохранительных органов, ещё один жилец нашего дома (Титов С.Н.). Видимо, его долго уговаривали взять на себя эту неблагодарную миссию, поэтому дело и не возбуждали несколько месяцев. Т.к. фамилию реального свидетеля мы не знали, а следователь уверял, что это именно тот, показания которого в деле, то подмена была обнаружена только во время ознакомления обвиняемой с материалами дела в конце сентября 2016 г.: в деле имелась копия паспорта свидетеля, и на фото – какой-то незнакомец. Сразу стало ясно, почему следователи отказывали в проведении очных ставок. После обнаружения подмены к делу была-таки приобщена моя ВИДЕОЗАПИСЬ  и распечатка скриншота монитора со стопкадром, на котором чётко видно неизвестного участника событий (слева) и Половнева С.В.:

"Неизвестный" Воловик Д.В. и Половнев С.В.: распечатка скриншота в материалах уголовного дела
"Неизвестный" Воловик Д.В. и Половнев С.В.: распечатка скриншота в материалах уголовного дела

По реакции следователя было видно, что человека слева он узнал. Но, разумеется, не признался в этом. Тем не менее, начальнику следственного отдела пришлось продлить сроки следствия, а следователь Пресняков М.А. через несколько дней заявил, что человека, запечатлённого на видео не существует и предъявил протокол допроса некоего мужчины, которого он якобы застал при посещении указанной мною квартиры, и который заявил, что проживает в ней, а гражданина с видеозаписи не знает. Ну, понятно, других способов установить лиц, проживающих в квартире, у следствия нет, а по номеру мобильного телефона определить владельца, видимо, тоже задача для него непосильная. 

Т.к. деваться от необходимости очных ставок было уже некуда, следствие приостановили на 6,5 месяцев. Видимо, столько времени понадобилось, чтобы убедить «свидетелей» явиться на очные ставки, а заодно подсобрать другие материалы, «усиливающие» позицию обвинения. Было ясно, что, следователям уже до смерти всё это надоело, но нельзя же не довести до конца «дело чести»: выиграть битву за право сотрудника полиции безнаказанно брать в заложники пенсионерок и издеваться над ними. Законных оснований приостанавливать дело на такой срок просто не было, поэтому в постановлении указана потрясающая причина приостановления: «…установлено, что обвиняемая … проживает по адресу: г. Москва, Каширское ш., …, то есть за пределами субъекта, где находится орган, проводящий предварительное раследование, таким образом, реальная возможность её участия в уголовном деле отсутствует» (том 1, лист дела (л.д.) 272).

21 марта 2017 г. маме позвонил следователь Пресняков М.А. и пригласил приехать в следственный отдел. Она явилась с адвокатом. Следователь предложил «облегчённый» способ разрешения дела. Он получит у Матца заявление, что тот претензий не имеет и желает примириться. Мама заявит об аналогичном желании и не будет больше мучить следствие всякими там ходатайствами, очными ставками и прочей ерундой. На стадии предварительного следствия в прекращении дела за примирением сторон будет отказано. Дело быстро уходит в суд, а там судья предложит на первом же заседании примириться, и на этом всё закончится. Учитывая «порядочность», продемонстрированную всей этой братией ранее, разумеется, такой наивный маневр не прошёл. Зачем? Судья итак, если до этого дойдёт, может предложить всё то же самое. Само собой, это «следственное действие» не нашло своего отражения в материалах дела.

Ещё в течение месяца маму никто не беспокоил. Но в конце апреля следственные органы вдруг вновь выявили возможность участия обвиняемой «в уголовном деле», и следствие возобновилось. Свидетелей приволокли-таки на очные ставки. И тут стал ясен план наступления: в ходе очных ставок следователь Барыбина Н.В. отвела большинство вопросов стороны защиты к свидетелям, как не имеющие отношения к делу. Были даже отклонены все вопросы о том, во что были одеты я, моя мама и другие участники событий во время рассматриваемого конфликта:

Очная ставка с Половневым С.В.: примеры вопросов, отклонённых следователем Барыбиной Н.В.
Очная ставка с Половневым С.В.: примеры вопросов, отклонённых следователем Барыбиной Н.В.

В общем, худо-бедно, эту стадию следствие проскочило, и следственные действия завершились.

Нарушения и фальсификации в деле

И.о. дознавателя УУП ОП по г.о.Ивантеевка… Матц С.Р., рассмотрев материал проверки… по рапорту УУП ОП по г.о.Ивантеевка Матц С.Р….

Адвокат был уверен, что с такими нарушениями, если даже прокурор утвердит обвинительное заключение, суд его к производству не примет и вернёт прокурору. А ляпов в деле имелось немало, в том числе серьёзных.

Помимо незаконного приостановления, имели место следующие грубые нарушения.

1. Неоднократные продления сроков следствия. Формально следствие длилось 4 месяца 22 дня (этот срок указан в обвинительном заключении, и это – за вычетом 6,5 месяцев приостановки). Но начальник следственного отдела имеет право продлить срок следствия самостоятельно только до 3-х месяцев. Все продления на каждый последующий месяц должны утверждаться уже в вышестоящей инстанции – в Следственном Управлении Московской области. Но, осознавая, что дело абсолютно позорное, начальник следственного отдела продлевал его сам, дабы, видимо, не вызвать негативные эмоции у начальства. Таким образом, все следственные действия, совершённые после первого же незаконного продления, автоматически должны признаваться незаконными. Особенно забавно выглядело постановление о возвращении УД для производства дополнительного расследования от 07.10.2016 г., которым устанавливался первый незаконный «сверхурочный» месяц. В этом «документе» установил недостатки зам. руководителя СО по г. Пушкино полковник юстиции Федоров А.А. (так указано в преамбуле), а постановил почему-то зам. руководителя СО Суворов А.Н. Впервые довелось увидеть столь странный плод совместного творчества в одном постановлении.

2. В материалах дела присутствует КОПИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЯ (правда, не очень хорошего качества) по делу об административном правонарушении №2290874/1 и вынесено решение о наказании моей мамы в виде штрафа в размере 500 руб. ровно за те действия, из-за которых и возбуждено впоследствии данное уголовное дело (том 1, л.д. 291). Никаких постановлений, отменяющих указанное решение, следствие предъявить не смогло. А как известно, двойное наказание за одно и то же правонарушение незаконно. Учитывая это обстоятельство, следственные органы вообще не имели права возбудить уголовное дело.

3. Доследственную проверку проводил сам потерпевший – участковый Матц С.Р. Кроме того, в ходе предварительного следствия он выполнял поручения следователя (в деле присутствуют его рапорты). Это – прямое нарушение требований ст. 61 УПК РФ:

Резолюция начальника ОП Лазарева А.П. участковому Матцу С.Р. провести доследственную проверку
Резолюция начальника ОП Лазарева А.П. участковому Матцу С.Р. провести доследственную проверку

В результате в деле появились документы, радующие своей неординарностью. Например, постановление лейтенанта полиции Матца С.Р. от 12.02.2016 г. о направлении сообщения о преступлении по подследственности, в котором Матц С.Р., рассмотрев материал проверки (проведённой Матцем С.Р.) по рапорту Матца С.Р. об оскорблении Матца С.Р., установил и постановил… (том 1, л.д. 52). Несколько подобных документов из материалов уголовного дела представлены ЗДЕСЬ

По любому из этих оснований в отдельности, прокурор просто не мог утвердить обвинительное заключение, а суд, соответственно, его принять к производству.

Но вишенкой на торте стали откровенные фальсификации доказательств в деле. Так в материалы дела попали те самые фантастические протоколы об административных правонарушениях. Одно я, вроде как, совершил через 11 дней после составления протокола (том 1, л.д. 171), для совершения же второго мне необходимо было мгновенно телепортироваться в Ивантеевку с Курского вокзала (том 2, л.д. 172)— см. дату и время в БИЛЕТАХ. Более того, эти протоколы указаны в обвинительном заключении в качестве доказательств вины моей мамы. Мне на ум приходит только одна причина, по которой и следствие, и впоследствии суд, упорно цеплялись за эти нелепые бумажки: одним из необходимых признаков преступления по ст. 319 УК РФ является связь оскорбления с исполнением потерпевшим должностных обязанностей. Никаких других фактов, подтверждающих, что участковый Матц ломился ко мне в квартиру по служебной необходимости, а не с каким-то другим умыслом, нет и быть не может: впоследствии, в ходе первого судебного заседания, Матц сообщил, что установить, кто совершил правонарушение (поцарапал машины), «не представилось возможным» (период АУДИОЗАПИСИ 00:29:12 – 00:29:20). И, очевидно, никаких документов по этому поводу больше не составлялось.

Также в деле присутствует несколько нечитаемых страниц, которые появились в нём после требований адвоката запросить книгу доставленных в отделе полиции. Пояснения по содержанию указанных страниц дал старший следователь Пресняков М.А. в своём постановлении о частичном удовлетворении ходатайства (том 1, л.д. 204), сообщив, что они являются копией книги доставленных, где плохо, но видно, что на л.д. 179 за №912 моя мама 02.03.1990 года рождения. Вообще-то мама родилась в 1954 г. И не в марте. И не 2-го числа. Очевидно, в книге доставленных затёрли какую-то другую запись, внесли данные «преступницы», а дату рождения исправить забыли. Другое объяснение неожиданного омоложения на 36 лет (равно как и плохого качества копии) представить трудно. Она стала даже младше меня на 14 лет. Этим же постановлением (том 1, л.д. 205) следователь Пресняков М.А. отказал в приобщении книги доставленных (ну ещё бы!). Стоит ли говорить, что впоследствии суд также отказался запросить книгу доставленных для проверки подлинности записи.

Кстати, в том же постановлении Пресняков М.А. признаёт, что потерпевший Матц С.Р. проводил сам доследственную проверку (л.д. 204), но парадоксальным образом в этом факте нарушения ст. 61 УПК РФ не усматривает:

Потерпевший Матц С.Р. сам провёл доследственную проверку
Потерпевший Матц С.Р. сам провёл доследственную проверку

Но позвольте, в постановлении о возбуждении уголовного дела в качестве основания указаны материалы проверки! А никаких других материалов проверки, кроме собранных Матцем С.Р. (потерпевшим) в деле нет. То есть фактически, смысл сказанного в постановлении сводится к следующему: дело возбуждено незаконно, на основании «оспоримых» документов, но последующие действия следствия придают ему легитимность.

После того, как сотрудники следственного отдела по г.Пушкино совместно с сотрудниками Ивантеевского отдела полиции победили время, а заодно и УПК РФ, остальные «мелочи» – это так, детские шалости. Например, понравился протокол осмотра места происшествия (том 1, л.д. 18-29), в ходе которого осматривали вообще не тот дом, в котором происходили события, описываемые в деле: осматривали некий 19-этажный дом с домофоном, расположенным справа от двери, в то время как наш дом – 9-этажный и домофон расположен слева, а также дверь квартиры серого цвета (в то время как у меня она красно-коричневая). В том же чудесном постановлении на л.д. 204 (том 1) следователь Пресняков М.А. объяснил осмотр непонятно чего «технической ошибкой», а также указал: «цвет восприятие является индивидуальной особенностью для каждого человека», после чего подытожил: «На существо доказательства данный протокол осмотра места происшествия не влияет, а устанавливает место преступления». Даже интересно, какое преступление произошло в 19-этажном доме с правым расположением домофона перед квартирной дверью серого цвета, и какое отношение это имеет к моей маме и данному уголовному делу.

Обвинительное заключение

На костылях приезжайте к нам в прокуратуру

Пока длилась вся эта история, у мамы обострились проблемы со здоровьем: больные коленные суставы существенно ограничили её способность к передвижению, и в конце июня 2017 г. она легла на операцию. Разумеется, длительное время после операции она могла передвигаться только на костылях. И тут во всей красе проявила себя Ивантеевская прокуратура. 20.07.2017 г. маме позвонила помощник прокурора (не представилась). Осознав к тому времени, с какими замечательными людьми приходится иметь дело, я установил маме на телефон программку, обеспечивающую автоматическую запись разговоров. Поэтому АУДИОЗАПИСЬ этого потрясающего диалога у нас сохранилась. Особенно впечатлило требование помощника прокурора к 63-летней женщине приехать за обвинительным заключением на костылях и запугивание её всякими последствиями, если она этого не сделает. О расстоянии, которое для этого необходимо преодолеть, я писал выше. Интересно, у самих сотрудников Ивантеевской прокуратуры мамы и бабушки есть?

По понятным причинам мама никуда не поехала, но прокуратура направила дело в суд без вручения обвиняемой копии обвинительного заключения. В итоге вручал её уже сам суд в начале сентября 2017 г. (адвокат ещё раз удивился).

В общем, несмотря на всю несуразность дела, оно оказалось-таки в суде: в Судебном участке № 300 Ивантеевского судебного района Московской области, судья Дийская С.А. К этому моменту объём «дела века» уже перевалил за 400 страниц.

Продолжение следует

См. также:

Часть 1: Протокол о путешествии во времени

Часть 3: Пытки в суде?

Часть 4: Апелляция (Чудеса в решете)

Часть 5: О преступности и борьбе с ней